Пятница, 05.06.2020, 07:00
Приветствую Вас Посетитель | RSS

ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ САЙТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум icvi.at.ua » РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ: БРОНЕАВТОМОБИЛИ до 1917 г. » ПУЛЕМЁТНЫЕ БРОНЕАВТОМОБИЛИ. » 1914 г «Руссо-Балт» М; С; Т.
1914 г «Руссо-Балт» М; С; Т.
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 19:06 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 19:29 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
Бронеавтомобиль «РУССО–БАЛТ–М»

Описание

Создан на базе серийных автомобилей, выпускаемых Русско-Балтийским заводом в городе Рига. Корпус из катанных броневых листов с размещением вооружения в амбразурах по бортам и в переднем листе корпуса. Некоторые машины имели корпус открытого типа. В этом случае вооружение устанавливалось на специальных тумбах, позволяющих вести огонь через борта машин, а стрелки защищались броневыми поворотными щитами. Был создан так же вариант машины с 3-мя пулемётами системы «Максим», без пушки.
модель «М 24/35» XIII серии 1913 года


Автобус «Руссо-Балт М» 1912 год
Вариант М. Первый русский БРА времён 1-й Мировой Войны созданы на базе серийных грузовиков «М» грузоподъёмностью 2 тонны Руско-Балтийского завода. Работами руководил полковник А. Добржанский, который был знаком с производством броневиков на заводе «Крезо» во Франции и даже принимал участие в их проектировании. Бронирование и вооружение машин производилось на Ижорском заводе в Колпино под Петроградом. Так как фронту были срочно нужны бронеавтомобили, шасси коммерческих грузовых автомобилей «М» просто обшивались броневыми катаными листами из хромоникелевой стали, не пробивавшимися остроконечной пулей с дистанции в 200 шагов. Они крепились к каркасу корпуса на заклёпках. От вращающейся башни пришлось отказаться. Вооружение состояло из 3-х станковых пулемётов системы «Максима», устанавливаемых в амбразурах бортов и лобового листа корпуса. Углы обстрела в вертикальной и горизонтальной плоскостях не превышали 15 – 20 градусов. Машины имели зависимую рессорную подвеску и деревянные колёса со спицами.

Торжественный смотр 1-й автомобильной пулемётной роты перед отправкой на фронт, Петроград, Семёновский плац, 19 октября 1914 года.

В весьма сжатый срок – за 6 недель, было изготовлено 8 бронеавтомобилей. В первых числах сентября 1914 года, были разработаны чертежи общих видов, а 19 октября организована из этих автомобилей 1-я пулемётная автомобильная рота, состоявшая из 4-х взводов по 2 БРА в каждом, под командованием полковника Добржанского отправилась на Северо-западный фронт. Она успешно действовала в боях в Восточной Пруссии и в Польше на Лодзинском направлении

Вариант Т. Одновременно с серией пулемётных БРА на Ижорском заводе была построена одна машина со смешанным пушечно-пулемётным вооружением. В качестве базового шасси был использован грузовик Русско-Балтийского завода серии «Т», грузоподъёмностью 4,1 тонны, 37-мм пушка «Максима-Норденфельда» устанавливалась на тумбе и прикрывалась броневым щитом. Она имела достаточно большой угол горизонтального наведения, около 300 градусов. Для стрельбы из пушки применялись осколочные стальные, или чугунные гранаты и картечь. Дальность прицельного огня осколочными гранатами составляла 2000 метров. Картечь имела 75 сферических пуль с дальностью поражения до 200 метров. По бортам в амбразурах устанавливались ещё 2 пулемёта «Максим». Боевая масса возросла до 8,35 тонн, мощность двигателя была увеличена до 65 л.с., а экипаж увеличился до 6 человек.

ТТХ «Руссо-Балт» – М (Т)

Состояние – на вооружении с 1914 года.
Изготовитель – Русско-Балтийский завод.
Производство – Ижорский завод.
Производство – серия с 1914 года.
База – Руссо-Балт М (Т).
Колёсная формула – 4X2.
Боевая масса – 4 (8,35) тонны.
Длинна – 4500-мм.
Ширина – 1980-мм.
Высота – 2000-мм.
Преодолеваемые препятствия – подъём – 25 градусов.
Тип двигателя – карбюраторный, бензиновый, 4-цилиндровый.
Максимальная мощность – 40 (65) л.с.
Удельная мощность – 10 (7,8) л. с/т.
Максимальная скорость – 20 км/ч.
Бронирование - противопульное

Экипаж – 5 (6) человек.

Вооружение:
1 Х 37-мм орудие «Максим-Норденфельд».
2 Х 7,62-мм пулемёта «Максим».
Прицел – М.
Радиостанция – не устанавливалась.


Монография

Появление немецких броневых автомобилей, а так же сообщения в прессе о боевых действиях броневиков союзников во Франции и Бельгии, послужили толчком для изготовления и первых русских броневых машин. Пионером в этом стал командир 5-й автомобильной роты штабс-капитан Иван Николаевич Бажанов. (Бажанов Иван Николаевич – родился в Перми в 1880 году, закончил Сибирский кадетский корпус, затем Инженерное училище с дополнительным курсом со званием механика, а после Русско-японской войны – Льежский электромеханический институт с дипломом инженера. Работал на заводах в Германии, Швейцарии, Франции. В России несколько месяцев работал на Русско-Балтийском вагонном заводе и заводе «Проводник». С 1913 года – командир 5-й автомобильной роты в Вильно).

11 августа 1914 года Бажанов по личному приказанию генерал-майора Янова убыл в 25-ю пехотную дивизию 1-й армии Северо-Западного фронта «для переговоров о приспособлении пулемёта на автомобиль. 18 августа «с грузовым автомобилем, бронированным средствами роты, с поставленным на него пулемётами», он убыл в распоряжение 25-й пехотной дивизии. В своих воспоминаниях Бажанов писал об этом так: «Работа была выполнена в Икстербурге, близ Кёнигсберга. Для срочного бронирования использовали грузовой автомобиль итальянской фирмы «SPA», который забронировали листами брони из щитов, захваченных немецких артиллерийских орудий. Это была первая броневая машина Русской Армии, вооружённая двумя пулемётами и замаскированная под грузовик». Своими силами изготовили броневики и в 8-й автомобильной роте, убывшей на фронт 18 сентября 1914 года. Среди прочих, в её составе числилось «автомобили «Кейс» – 2, легковые, бронированные». Что они собой представляли и как выглядели, неизвестно. Естественно, такое стихийное строительство не могло ни обеспечить армию броневиками, ни дать боевые машины, пригодные для широкого использования в боях. Для этого требовалось привлечение крупных промышленных предприятий и поддержка на самом высшем уровне. 17 августа 1914 года военный министр Российской Империи генерал-адъютант Сухомлинов вызвал к себе лейб-гвардии Егерского полка полковника Александра Николаевича Добржанского

(родился 19 апреля 1873 года в Тифлисской губернии, из потомственных дворян. Окончил Тифлисский кадетский корпус в 1891 году и 2-е военное Константиновское училище в 1893 году, назначен сначала в 149-й пехотный Черноморский полк, затем в 1-й Кавказский стрелковый Его Величества батальон, а в 1896 году – в лейб-гвардии Егерский полк. В 1900 году окончил курсы восточных языков при Министерстве иностранных дел, в 1904 году назначен состоять «по военной части» при Наместнике Его Величества на Кавказе. В 1914 году произведен в полковники. Умер 15 ноября 1937 года в Париже.), временно прикомандированного к канцелярии Военного министерства, и предложил ему сформировать «бронированную пулемётную автомобильную батарею». 19 августа Добржанский получил официальное разрешение на постройку машин.

Именно этот документ –лист из записной книжки с подписью Сухомлинова– и послужил отправной точкой формирования броневых автомобильных частей Русской Армии. Выбор кандидатуры Добржанского для нового и сложного дела был не случаен. Служба в лейб-гвардии Егерском полку в распоряжении «имперского наместника на Кавказе по военной части», он в 1913 году командируется на Петербургский патронный завод для проектирования остроконечной бронебойной пули для 7,62-мм винтовки образца 1891 года. Идея создания броневого автомобиля, по докладу самого Добржанского, родилась у него во время командировки на заводы фирмы «Крезо» во Франции, где он «как пулемётчик… практически изучил дело», пробыв здесь несколько месяцев. Неясно, о чём конкретно пишет Добржанский, возможно он видел вооружённые пулемётами Гочкиса автомобили с частичным бронированием, изготовленные по проекту капитана Генти в 1906 – 11 годах. С началом Первой мировой войны Добржанский «стал пропагандировать в военных кругах относительно необходимости создания в армии броневых автомобилей». Видимо, в это же время на него обратил внимание военный министр Сухомлинов. Получив необходимую поддержку в «верхах», в первых числах сентября 1914 года Добржанский составил «схематический чертёж броневого автомобиля» (или как мы сказали бы сегодня – эскизный проект). Для их изготовления выбрали легковые шасси Русско-Балтийского вагонного завода тип «С-24/40» с двигателем мощностью 40 л.с., (шасси № 530, № 533, № 534, № 535, № 538, № 539, № 542, номер 8-й машины неизвестен, предположительно 532). Детальный проект бронировки и рабочие чертежи разработал инженер-механик Грауэн, а постройку машин поручили бронепрокатной мастерской № 2 Ижорского завода Морского ведомства. При изготовлении броневиков заводу пришлось решить множество проблем: разработать состав брони, способ её приклёпки к металлическому каркасу, способы усиления шасси. Для ускорения изготовления машин было решено отказаться от использования вращающихся башен, а разместить вооружение в корпусе. Разработку пулемётных установок для этого Добржанский поручил конструктору-оружейнику полковнику Соколову. На каждом «Руссо-Балте» состояло три 7,62-мм пулемёта Максима, расположенных треугольником, что давало возможность «иметь в бою всегда два пулемёта направленных в цель на случай задержки одного из них». Разработанные Соколовым станки и скользящие на роликах щиты позволяли бронеавтомобилю иметь обстрел на 360 градусов, при этом по одному пулемёту имелось в лобовом и кормовом листах корпуса, а третий был «кочующим» и мог переставляться с левого на правый борт и наоборот. Броневики защищались хромоникелевой бронёй «особой закалки» толщиной 5 мм (передний и кормовые листы), 3,5 мм (борта корпуса) и 3 мм (крыша). Столь малые толщины объяснялись использованием легкового шасси, которое и так оказалось перегруженным. Для большей пулестойкости листы брони устанавливались под большими углами наклона к вертикали – в поперечном сечении корпус представлял собой шестиугольник с несколько расширенной верхней частью. В результате этого удалось обеспечить пулестойкость бронезащиты машин на дистанции 400 шагов (280 метров) при обстреле 7,62-мм тяжёлой винтовочной пулей: «Броня, несмотря на свою толщину….благодаря скреплению под углами, рассчитанными под углами падения пуль на 400 шагов (на это расстояние не пробиваема), что позволяет безнаказанно сметать до этого предела все попытки противника к приближению». Экипаж бронеавтомобиля состоял из офицера, шофёра и 3 пулемётчиков, для посадки которых имелась дверца в левом борту корпуса. Кроме того, при необходимости можно было покинуть машину через откидную крышу в задней части. Возимый боекомплект составлял 9000 патронов (36 коробок с лентами), запас бензина составлял 6 пудов (96 килограмм), а полная боевая масса машины – 185 пудов (2,96 тонны). Ещё в ходе первоначального проектирования Добржанский пришёл к мысли о том, что чисто пулемётные бронеавтомобили будут неэффективны «против неприятеля скрытого в окопах, против укрыто поставленного пулемёта или бронированных автомобилей противника». Поэтому он разработал эскизный проект пушечной машины в 2-х вариантах – с 47-мм морским орудием Гочкиса и 37-мм автоматической пушкой Максима-Норденфельда. Но из-за недостатка времени т отсутствия необходимого шасси к моменту убытия бронемашин на фронт была готова только одна пушечная машина, изготовленная на шасси 5-тонного 45-сильного грузовика немецкой фирмы «Маннесманн-Мулаг» (Mannesmann-Mulag), из числа пяти. Закупленных в 1913 году. Этот бронеавтомобиль имел полностью бронированной только кабину, в которой помимо шофёра находился пулемётчик, при этом пулемёт мог вести огонь только вперёд по ходу машины. Основное вооружение – 47-мм морская пушка Гочкиса на тумбе, устанавливалась за коробчатым щитом большого размера в кузове грузовика. Там же находился ещё один пулемёт Максима, который мог переставляться с борта на борт и вести огонь через боковые амбразуры. Броневик получился довольно тяжёлым (около 8 тонн) и неповоротливым, но с мощным вооружением. Экипаж «Маннесманна» составлял 8 человек, толщина брони 3 – 5 мм. Кроме того, две 37-мм автоматические пушки Максима-Норденфельда установили на 3-тонные грузовики «Бенц» и «Олдейс» (Alldays), не забронированные из-за недостатка времени (любопытно, что машины передали в роту из Петербургского отделения Государственного банка). Одновременно с изготовлением броневых автомобилей полковник Добржанский занимался формированием первой в мире автоброневой части, которая получила официальное наименование 1-я автомобильная пулемётная рота. 31 августа 1914 года в Военный совет был направлен проект штатов нового подразделения. В этом говорилось следующее: «Частые эпизоды из происходящих ныне боёв, как на французском, так и на нашем фронте, выяснили значительную боевую силу пулемётов, установленных на автомобилях и защищённых более-менее толстой бронёй. Между прочим, таких установок в нашей армии не имеется вовсе. Военный Министр признал спешную необходимость в организации соответствующих частей, почему и представляется на рассмотрение Военного Совета проект организации 1-й автомобильной пулемётной роты. Всем этим требованиям относительно пулемётных установок в значительной степени удовлетворяет предложение одного из офицеров нашей армии, а именно – установить пулемёты с круговым обстрелом на бронированных лёгких автомобилях. На каждом из них предполагается разместить по 3 пулемёта, а из личного состава, шофёра, офицера и 3-х пулемётчиков. Два бронированных автомобиля составляют автомобильный пулемётный взвод. Для осуществления правильной работы такого взвода на Театре военных действий, он обеспечивается следующим образом:

а) на один броневик – один легковой автомобиль и один мотоцикл;

б) на пулемётный взвод – один грузовой автомобиль с полевой мастерской и запасом бензина».

На этот документ была наложена следующая резолюция: «Сформировать по упомянутым штатам: по № 1 – управление 1-й автопулемётной роты и 1, 2, 3, 4-й пулемётные автомобильные взвода и содержать эти части на все времена текущей войны».

 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 19:35 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
8 сентября 1914 года Высочайшим приказом штат № 14 пулемётного автомобильного взвода был утверждён. 23 сентября 1914 года, когда заканчивались работы по бронированию пушечного «Маннесманна»,

командир 1-й автопулемётной роты полковник Добржанский (назначен на эту должность Высочайшим приказом от 22 сентября) направил военному министру следующее письмо: «Предлагаю при сём проект штатов формирования при 1-й автопулемётной роте 5-го пушечного взвода, ходатайствую об его утверждении. Ввиду того, что пушки морского образца, состав артиллеристов командирован мне на время войны Морским Ведомством с отпуском содержания по морским штатам.

Штат пушечного взвода предлагается следующий:

Бронеавтомобили грузовые – 3 (по 20000 рублей);

Грузовые автомобили 3-тонные – 2;

Легковые автомобили – 3;

Мотоциклы – 2».

Предлагаемый штат, получивший № 15, утвердили 29 сентября. Для обслуживания артсистем «морского образца» в состав 1-й автопулемётной роты включили 10 унтер-офицеров, комендоров и минеров флота, вошедших в состав 5-го взвода. Командиром последнего назначили призванного из запаса штабс-капитана А. Миклашевского, который в прошлом был морским офицером. Таким образом, в своём окончательном виде 1-я автомобильная пулемётная рота включала в себя управление (1 грузовой, 2 легковых автомобиля и 4 мотоцикла), 1, 2, 3, 4-й автомобильные пулемётные и 5-й автомобильный пушечный взвод и насчитывала 15 офицеров, 150 унтер-офицеров и рядовых, 8 броневых пулемётных, 1 броневой и 2 небронированных пушечных автомобиля, 17 легковых машин, 5 – 1,5-тонных и 2 – 3-тонных грузовика, а так же 14 мотоциклов. Все броневые «Руссо-Балты» получили бортовые номера с № 1 по № 8, «Маннесманн» – № 1п (пушечный), а небронированные – № 2п и № 3п. Для удобства управления и отчётности в самом начале боёв командир 1-й автопулемётной роты ввёл сплошную нумерацию боевых машин, при этом «Маннесманн», «Бенц» и «Олдсей» получили № 9, 10 и 11 соответственно.

Солдаты и офицеры 1-й автопулеметной роты во время напутственного молебна. Семеновский плац, 19 октября 1914 года. В центре виден бронированный «Маннесманн-Мулаг» (РГАКФД СПБ).


Прощальный снимок солдат и офицеров 1-й автопулеметной роты перед отправкой на фронт. Семеновский плац, 19 октября 1914 года (РГАКФД СПБ).

12 октября 1914 года 1-ю автопулемётную роту осмотрел в Царском Селе император Николай II, а 19 октября после «напутственного молебствия» на Семёновском плацу в Петрограде рота отправилась на фронт. Свой первый бой 1-я автопулемётная рота провела за город Стрыков 9 ноября 1914 года. Полковник А. Добржанский писал об этом следующее: «9 ноября 1914 года с рассветом отряд полковника Максимовича начал наступать на город Стрыков. 1-я автомобильная пулемётная рота полным ходом въехала по шоссе в город до площади, обстреляла дома, укрывавшие неприятеля, и содействовала, разбившись по улицам, 9-му и 12-му Туркестанским полкам овладеть городом. 10 ноября взводы пересекли город, выдвинулись на Згержское шоссе, обстреляли в полуфланг неприятельские окопы, подготовив огнём атаку стрелкам; по взятии их стрелками в штыки, перенесли огонь по роще влево от шоссе, выбили оттуда укрепившегося там противника. В это время пушечный взвод, взяв во фланг выбитого противника, вместе со стрелками, не допустил его скопиться в опорном пункте – кирпичном заводе у Згержского шоссе. В количестве около двух рот неприятель залёг в окопах левее дороги, но был весь уничтожен огнём автомобильной пушки. Вечером взводы и пушка были выдвинуты для поддержки огнём с шоссе атаки завода стрелками, который и был взят ночной атакой в штыки».
 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 19:36 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline


Бронированный грузовик «Маннесманн-Мулаг» с 37-мм автоматической пушкой, на заднем плане виден «Руссо-Балт». Весна 1915 года

В ходе боя «Маннесманн» с 47-мм пушкой застрял в грязи и заглох в нескольких десятках метров от передовых позиций противника. Попав под огонь немецких пулемётов, бивших с костёла села Здунская Воля, экипаж покинул машину. Находившийся неподалёку командир 5-й автороты штабс-капитан Бажанов (тот самый, который изготовил броневик «SPA» в августе 1914 года) вместе с морским унтер-офицером Багаевым пробрались к машине. Бажанов занялся мотором, а Багаев «повернул броневую гигантскую пушечную громаду пушкой к немцам и, открыв огонь, сбил пулемёты немцев с колокольни». После этого огнём орудия и пулемёта броневик поддержал атаку нашей пехоты, которая через час заняла Здунскую Волю. За это Бажанова представили к ордену Св. Георгия 4-й степени, а Багаев получил Георгиевский крест 4-й степени. Ранним утром 21 ноября 1914 года 4-й взвод штабс-капитана П. Гурдова вместе с небронированным «Олдейсом» получил приказание прикрыть фланг 68-го пехотного полка 19-го армейского корпуса, который пытались обойти немцы: «Прибыв в Пабьянице, командир 4-го взвода бронированных автомобилей, явившись к командиру 19-го корпуса, получил в 3 часа ночи приказание выкатить по Ласскому шоссе, так, как обнаружено, было стремление немцев нажать на левый фланг нашего расположения. Автомобили подкатили в момент, когда левый фланг Бутырского полка дрогнул и подался назад. Немцы подступили вплотную к шоссе. В это время штабс-капитан Гурдов врезался в наступавшие густые цепи и открыл огонь на два фаса из 4-х пулемётов с расстояния 100 – 150 шагов. Немцы не выдержали, прекратили наступление и залегли. Со столь близкого расстояния пули решетили броню. Все люди и штабс-капитана Гурдов ранены. Обе машины выведены из строя. 4 пулемёта подбиты. Отстреливаясь оставшимися 2-мя пулемётами, штабс-капитан Гурдов в 7 часов 30 минут утра, с помощью раненых пулемётчиков, на руках откатил обе машины до наших цепей, откуда они были уже отбуксированы». В ходе боя огнём 37-мм автоматической пушки было разбито несколько домов, в которых засели немцы, а так же «взорван передок, выезжавшей на позиции батареи противника». Примерно в 8.00 на помощь Гурдову подошёл 2-й взвод штабс-капитана Б. Шулькевича с небронированным «Бенцом», и в результате примерно к 10.30 немецкие части отступили. В ходе этого боя русским броневикам удалось предотвратить охват противником 19-го армейского корпуса. За этот бой штабс-капитан Гурдов был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени, став первым его кавалером в роте, а все экипажи машин его взвода – Георгиевскими крестами и медалями. Вскоре командование роты получило телеграмму из Ставки за подписью императора Николая II: «Радуюсь и благодарю за доблестную службу». Вся рота прикрывала отход 2-й армии от Лодзи и ушла последней из города 24 ноября утром, по разным дорогам. 4 декабря 1914 года, прикрывая отступление 6-го армейского корпуса, 4 БРА задержались в Ловече, пропустили последние наши части и дав им отойти, вступили в перестрелку с наступающими немцами. Днём броневики ушли из города, взорвав, все пять мостов у Ловеча через Взуру, чем дали возможность 6-му корпусу занять удобную оборонительную позицию. Первые же бои выявили сильную перегрузку шасси «Руссо-Балтов». Поэтому пришлось дополнительно укреплять подвеску, что было проведено в Варшавских мастерских в начале декабря 1914 года. По распоряжению полковника Добржанского рессоры усиливались «одним толстым листом-накладкой на ось». Кроме этого, все рессоры были «ещё больше выгнуты, так как слишком сдали». Принятые меры не сильно помогали – для легкового шасси, рассчитанного на 6 человек, бронекорпус с вооружением и различными запасами был тяжеловат. Ноябрьские бои показали высокую эффективность 37-мм автоматических пушек Максима-Норденфельда, даже, несмотря на то, что они стояли на небронированных грузовиках «Бенц» и «Олдайс». Вот, что писал 8 декабря 1914 года об одном из таких боёв полковник Добржанский в своём докладе начальнику штаба 1-й армии: «Только, что вернулся со скорострельной пушкой командир 5-го взвода штабс-капитан Миклашевский (речь идёт о бое вечером 7 декабря). Во исполнение телеграммы № 1785, получив от меня инструкции, столкнулся он с неприятелем, окопавшимся в версте от села Гулин по Болимовскому шоссе. Подойдя к окопам с пушкой на 1500 шагов (1050 метров), штабс-капитан Миклашевский открыл огонь по окопам, приютившись у стены сгоревшей хаты, под сильным ружейным огнём. Напрасно искал его луч немецкого прожектора. Израсходовав все свои патроны (800 штук) на отражение двух отбитых атак противника, штабс-капитан Миклашевский вернулся к перекрёстку Папоротня. Раненых нет. Докладываю, что штабс-капитан Миклашевский работал пушкою, в открытую поставленной на платформе грузовика». Эксплуатация «Маннесманна» показала, что машина очень тяжела, неповоротлива, а фугасное действие 47-мм снаряда уступало автоматическому «Норденфельду». Менее чем через месяц боёв броневик вышел из строя, о чём докладывал Добржанский 1 декабря: «Большой, сделанный на старой машине, окончательно подорвался». Вскоре бронеавтомобиль отправили в тыл для ремонта, где и разбронировали.

Бронированный грузовик «Паккард» с 37-мм автоматической пушкой во дворе Ижорского завода. Февраль 1915 года (АСКМ).

В начале 1915 года на Ижорском заводе началось изготовление ещё 4-х пушечных бронеавтомобилей для 1-й автопулемётной роты. По схеме бронировки они были похожи на «Маннесманн» с 47-мм орудием, но в базы для них использовались более лёгкие грузовики: два 3-тонных «Паккарда» с двигателем мощностью 32 л.с. и два 3-тонных «Маннесманна» с двигателем в 42 л.с. Вооружение каждого из них состояло из 37-мм автоматической пушки Максима-Норденфельда, «бьющей на 3 и ? версты и выпускавшей 50 разрывных снарядов в минуту» и установленной за коробчатым щитом большого размера. Кроме того, имелся один пулемёт Максима для самообороны в ближнем бою. Он не имел специальной установки и мог вести огонь из кузова или через открытый смотровой люк кабины. Броня толщиной 4 мм прикрывала борта грузовой платформы «в пол роста», а кабина бронировалась полностью. Экипаж машины состоял из 7 человек – командира, водителя с помощником и 4-х артиллеристов, возимый боекомплект – 1200 снарядов, 8000 патронов и 3 пуда (48 килограммов) тротила, боевая масса составляла 360 пудов (5760 килограмм). Два «Паккарда» и «Маннесман» прибыли в состав 1-й автопулемётной роты к 22 марта 1915 года, а последний «Маннесман» в начале апреля. После получения этих машин 5-й пушечный взвод расформировали, а новые броневики распределили по взводам: в 1-й и 4-й – «Маннесманны» (получили № 10 и 40), а во 2-й и 3-й – «Паккарды» (№ 20 и 30). А пока новые бронемашины не пришли, 1-я автопулемётная рота продолжала свою героическую боевую работу, при этом, демонстрируя чудеса героизма. 3 февраля 1915 года командир 2-го взвода штабс-капитана Шулькевич получил от командира 8-й кавалерийской дивизии генерала Красовского задачу – двинуться по направлению на Бельск со 2-м и 3-м взводами и, встретив немцев, «угрожавших с этого направления нашему левому флангу, задержать их продвижение».

«Руссо-Балты» 1-й автопулеметной роты перед выходом на боевую операцию. Весна 1915 года (АСКМ).
Получив это приказание 4 «Руссо-Балта» (№ 3, 4, 5, 6) двинулись вперёд: первым 2-й взвод, за ним 3-й. Подъехав к деревне Гослице, броневики столкнулись с 3-мя наступающими колоннами немецкой пехоты: одна выходила из деревни, а две шли по сторонам шоссе. Всего противника было около 3-х батальонов. Из рапорта штабс-капитана Шулькевича: «Воспользовавшись тем, что немцы нас поздно заметили, удалось переднему (2-му) взводу въехать между боками колонн, выдвинутых от средней уступами вперёд. 3-й взвод тоже подошёл очень близко. Остановившись, я открыл огонь из 5-ти пулемётов моего взвода по всем 3-м колоннам. 3-й взвод открыл огонь по боковым колоннам, так как среднюю закрывал мой взвод, стоящий впереди. Немцы открыли убийственный ружейный огонь, к которому скоро присоединилась артиллерия, засыпая разрывными пулями все автомобили. Наш неожиданный и меткий огонь вызвал у противника, помимо больших потерь, сначала замешательство, а затем беспорядочное отступление. Огонь пехоты стал стихать, зато артиллерия пристрелялась – надо было переменить позицию, для чего необходимо было повернуть кругом на узком шоссе с очень вязкими обочинами (была оттепель). Начали поворачивать по одной машине во взводах, продолжая огонь из других. Машины вязли в обочинах, пришлось вылезти и на руках выкатить их, чем, конечно, воспользовались немцы и усилили огонь. Вытащив первую машину, я продолжил огонь, но прислуга второй машины не могла её выкатить.



На рисунке И.А. Владимирова от 1915 г. изображен, по-видимому, бронеавтомобиль «Маннесманн-Мулаг» 1-й автопулеметной роты

Пришлось прекратить огонь из первой и вылезти на помощь второй. В это время был убит наводчик Терещенко, ранен двумя пулями наводчик Писарев и двумя наводчик Бредис, контужен шофёр Мазевский, остальные получили ссадины от осколков разрывных пуль. Все усилия казались напрасными, так как машина не поддавалась, а число работников уменьшалось. Хотел взять на помощь из 3-го взвода, но они были настолько сзади, что пока бы дошли, их могли перестрелять. Послал рядового Бредис доложить штабс-капитану Дейбель командиру 3-го взвода, прося подъехать на машине, но оказалось, что во время поворота у неё сгорел конус, и она самостоятельно не передвигалась. Несмотря на критическое положение, 2-й взвод стойко вынес все потери и продолжал самоотверженно выручать свою машину и, наконец, с невероятными усилиями, вытянул и повернул 2-й автомобиль. Немцы воспользовались затишьем огня, и перешли в наступление, но, повернув машины, 2-й взвод опять открыл сильный огонь. Немцы опять начали отходить, но положение наше всё ещё оставалось очень трудным: взводы были в 10 – 12 вёрстах впереди своих частей безо всякого прикрытия, из 4-х машин – 3 почти не двигались самостоятельно, понеся значительные потери, прислуга была переутомлена невероятным напряжением. Наконец стало ясно, что немцы, понеся огромные потери, отходят, и вновь не возобновят атаки. Их артиллерия стала стрелять по деревне Гослице, очевидно боясь нашего преследования, но об этом не могло быть и мысли, так как автомобили надо было ещё тащить на руках. Начало темнеть. Вызвав для прикрытия нашего отряда целую машину под командой прапорщика Сливовского, отряд благополучно отошёл к своим войскам, катя машины на руках». В результате боя 2-му и 3-му взводам удалось не только остановить и задержать обходившую левый фланг 8-й кавдивизии немецкую колонну, но и нанести ей тяжёлые потери. Это подтверждалось тем, что к 16-00 следующего дня, 4 февраля, на указанном направлении наступления противника не было. Это позволило русским частям отойти без потерь и закрепиться на новой позиции. За этот бой все нижние чины бронемашин получили Георгиевские кресты, подпоручик Дедушкин – орден Святого Владимира с сечами, командир 2-го взвода – орден Святого Георгия 4-й степени, а штабс-капитан Дейбель был награждён Георгиевским оружием. 11 февраля 1915 года отряд в составе 4-х бронированных «Руссо-Балтов» и небронированного грузовика с 37-мм автоматической пушкой получил задачу обстрелять позиции немцев у деревни Кмецы, обеспечив атаку 2-го Сибирского полка 1-й Сибирской пехотной дивизии. Установив прицелы по уровню ещё засветло, броневики выдвинулись в сторону Кмецы. Огонь был открыт в 0-40, при этом «Руссо-Балты» выпустили по 1000 патронов каждый, а пушка – 300 снарядов в течении 10 минут. У немцев начался переполох, и вскоре они оставили окопы у Кмецы, и отошли в северо-западном направлении. По словам местных жителей, их потери составили до 300 убитых и раненых. 12 февраля 1915 года 4 «Руссо-Балта» № 1, № 2, № 7 и № 8 (1-й и 4-й взводы) и 37-мм небронированная автопушка «Олдейс» № 11 были приданы 2-му Сибирскому стрелковому полку для поддержки атаки деревни Добржанково. Оставив один броневик (№ 1) в резерве, отряд, отойдя от своей пехоты на 1,5 версты, выдвинулся почти вплотную к деревне, где был встречен ружейно-пулемётным огнём и шрапнелью 2-х орудий, стоявших слева от шоссе. Остановившись, бронеавтомобили открыли «убийственный огонь во фланг по окопам, а пушка стреляла поверх 2-х первых машин по взводу артиллерии противника». Одним из первых же немецких снарядов была пробита броня на головной машине и убит командир взвода штабс-капитан П. Гурдов. Автоматическая пушка, выпустив две ленты (100 снарядов), смела прислугу и разбила оба немецких орудия. Но к этому времени на грузовике осталось в живых всего 2 рядовых из 7-ми человек прислуги. Несмотря на это, пушка перенесла огонь на немецкие окопы справа от шоссе и выпустила ещё две ленты. В это время одна из пуль пробила бензобак грузовика с 37-мм орудием, он загорелся, а затем взорвались находившиеся в кузове снаряды (550 штук). Несмотря ни на что, броневики продолжали бой, хотя их броня пробивалась со всех сторон (противник вёл огонь с дистанции менее 100 метров). Были ранены командир второго броневика поручик князь А. Вачнадзе и весь экипаж, разбиты два пулемёта из трёх, однако и немецкие окопы были завалены убитыми и ранеными. Видя тяжёлое положение своих товарищей, им на выручку двинулся командир находившегося в резерве «Руссо-Балта» штабс-капитан Б. Подгурский, который попросил и командира 2-го Сибирского полка двинуть пехоту вперёд.

Небронированный грузовик «Олдейс» с 37-мм автоматической пушкой в бою у деревни Добржанково 12 февраля 1915 года (рисунок неизвестного автора, из коллекции С. Санеева).

Подойдя к месту боя, Подгурский вместе с единственным оставшимся на ходу бронеавтомобилем № 8 ворвались в Добржанково, расстреливая всё на своём пути, и заняли два моста и не дали возможности противнику отойти. В результате частям 1-й Сибирской пехотной дивизии сдалось до 500 немцев.

Бронеавтомобиль «Руссо-Балт» тип С №7 1-й автопулемётной роты, повреждённый в бою под Добржанково 12 февраля 1915 года. На этой машине был убит штабс капитан П. В. Гурдов.

В ходе этого боя погибли штабс-капитан Гурдов и 6 пулемётчиков, умер от ран 1 пулемётчик, ранены штабс-капитан Подгурский, поручик Вачнадзе и 7 пулемётчиков. Все 4 броневика вышли из строя, были разбиты пулями и осколками 10 из 12 пулемётов, грузовик с автоматической пушкой сгорел и не подлежал восстановлению. За этот бой штабс-капитана П. Гурдова посмертно произвели в капитаны, наградили Георгиевским оружием и орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», поручик А. Вачнадзе получил орден Св. Георгия 4-й степени, а штабс-капитан Б.Л. Подгурский – орден Св. Анны 3-й степени м мечами и бантом. Были награждены Георгиевскими крестами и все экипажи боевых машин. Направляя письмо семье погибшего капитана П. Гурдова, командир роты полковник Добржанский писал в нём: «Сообщаю Вам, что дорогим для нашей части именем «Капитан Гурдов» мы назвали одну из боевых машин». Этим броневиком стал «Паккард» № 20 из состава 2-го взвода.

Броневик «Паккард» с 37-мм автоматической пушкой. На борту видна надпись «Капитан Гурдов». 1915 год (РГАКФД).



Бронеавтомобиль «Капитан Гурдов» в бою, 1915 год (рисунок неизвестного автора, из коллекции С. Санеева).
 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 19:36 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
О героизме экипажей первых русских броневиков можно судить по следующему документу – «Выписка о количестве Георгиевских крестов и медалей, полученных нижними чинами 1-й автопулемётной роты за боевые подвиги в текущую кампанию по состоянию на 1 марта 1916 года»

За бой под городом Гумином – 6 крестов.
За бой под городом Стрыковым (в период боёв 8 – 11 ноября 1914 года) – 4 креста, 10 медалей.
За бой под городом Ловичем – 4 креста, 3 медали.
За бой под городом Пабианице – 12 крестов, 3 медали.
За бой под деревней Гослице – 17 крестов, 4 медали.
За бой под деревней Добржанково – 26 крестов.
За бой под деревней Бромерж – 6 крестов, 8 медалей.
За бой под городом Пултуском – 19 крестов, 19 медалей.
За бой под деревней Константиново – 2 креста, 16 медалей.
За вывоз раненых под Гуминым – 6 медалей.
За разведку под деревней Мохово – 3 креста.
За Брезины – 1 крест, 3 медали.

Всего за эти боевые действия – 100 крестов, 72 медали.

«Много награждённых было и среди офицеров 1-й автопулемётной роты (1-го дивизиона): двое стали кавалерами ордена Св. Георгия 4-й степени, один получил Георгиевское оружие, а трое (!) стали кавалерами и ордена Св.Георгия 4-й степени и Георгиевского оружия (всего за службу в бронечастях дважды награждённых Георгиевскими наградами офицеров было 8 человек). Довольно интересна история награждения полковника А. Добржанского. За бой 21 ноября 1914 года у Пабианиц командование 2-й армии представило его к награждению орденом Св. Георгия 4-й степени и направило документы в Георгиевскую Думу в Петрограде.

«Руссо-Балты» 1-й автопулеметной роты на дороге в районе Прасныша. Весна 1915 года (РГАКФД).
27 ноября 1914 года 1-я автопулемётная рота перешла из 2-й в состав 1-й армии, а за бои 7 – 10 июля 1915 года у Пултуска полковник Добржанский вновь представляется к ордену Св. Георгия. Однако так как уже одно представление на него имелось, то за эти бои он получил Георгиевское оружие. За уничтожение опорного пункта немцев у деревни Бромерж, Добржанского представили к званию генерал-майора, но заменили это мечами и бантом к уже имеющемуся ордену Св. Владимира 4-й степени: «Наконец 4 апреля сего 1916 года 2-я армия запросила, какие награды имеет полковник Добржанский за текущую кампанию, ибо Командование армии разрешило ввиду повторного представления к Георгиевскому оружию заменить ему Георгиевскую награду чином генерал-майора, направив представление в штаб Западного фронта. 13-го же сего июня было получено извещение, что Главнокомандующий Западного фронта заменил эту столь ожидаемую с 21 ноября 1914 года награду, уже заменённую два раза, - мечами к уже имеющемуся ордену Св. Станислава 2-й степени». Для окончательного разрешения возникшей проблемы штабом армии был направлен рапорт с изложением дела в Походную канцелярию Его Императорского Величества, но и здесь дело затянулось. Тем не менее, Николай II рассмотрел поступивший на его имя рапорт о заслугах полковника Добржанского в феврале 1917 года и наложил на него следующую резолюцию: «Желаю принять полковника Добржанского завтра, 21 февраля, и лично наградить орденом Св. Георгия 4-й степени в 11 часов». Таким образом, Александр Добржанский, видимо, был последним, кто получил орден Св. Георгия из рук последнего российского императора.


Солдаты и офицеры 1-й автопулеметной роты в ожидании выхода Николая II во время Высочайшего смотра. Станция Сеславино, февраль 1916 года.

Император Николай II обходит строй 1-й автопулеметной роты. Станция Сеславино, февраль 1916 года (АСКМ).[/color]
После этого, награждения, он был произведён в генерал-майоры. Сведения о дальнейшей судьбе этого русского офицера отсутствуют, известно только, что он умер в Париже 15 ноября 1937 года.

Перевозка поврежденного «Руссо-Балта» грузовиком, впереди виден бронированный «Маннесманн-Мулаг» с 37-мм пушкой. Весна 1915 года (РГАКФД СПБ).

Производство «Руссо-Балтов» до 1917 года

«Руссо-Балт» 1-й автопулемётной роты – 8 единиц построены в 1914 году.

«Руссо-Балт» мастерской Добролюбова – 10 единиц – 6 построены в 1915 году, 4 построены в 1916 году.

«Руссо-Балт» Мгеброва – 1 единица построена в 1915 году.

«Руссо-Балт» зенитный с 76-мм пушкой – 4 единицы, построены в 1915 году.

«Руссо-Балт» зарядные ящики – 4 единицы, построены в 1915 году.

Прохождение службы БРА до 1917 года.

«Руссо-Балт» – № 1, номер двигателя – 530, номер шасси – 1530, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 1-м взводе, являлась командирской, командовал штабс-капитан Подгурский.

«Руссо-Балт» – № 2, номер двигателя – 534, номер шасси – 1534, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 1-м взводе.

«Руссо-Балт» – № 3, номер двигателя – 532, номер шасси – 1532, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 2-м взводе, являлась командирской, командовал штабс-капитан Шулькевич.

«Руссо-Балт» – № 4, номер двигателя – 538, номер шасси – 1538, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 2-м взводе.

«Руссо-Балт» – № 5, номер двигателя – 534, номер шасси – 1534, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 3-м взводе, являлась командирской, командовал штабс-капитан Дейбель.

«Руссо-Балт» – № 6, номер двигателя – 535, номер шасси – 1535, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 3-м взводе.

«Руссо-Балт» – № 7, номер двигателя – 539, номер шасси – 1539, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 4-м взводе, являлась командирской, командовал штабс-капитан Гурдов.

«Руссо-Балт» – № 8, номер двигателя – ?, номер шасси – ?, на фронт отправлен – 19.10.1914 года, направлена во 2-ю армию, находилась в 4-м взводе, командовал поручик Вачнадзе.

«Руссо-Балт тип С» – № 1, номер двигателя – 531, номер шасси – 1531, на фронт отправлен – 10.04.1917 года, направлен в ЮЗФ, находился в Броневом автожелезнодорожном взводе, являлась командирской, командовал Гвардии штабс-капитан Мещеренинов.

«Руссо-Балт тип С» – № 2, номер двигателя – 536, номер шасси – 1536, на фронт отправлен – 10.04.1917 года, направлен в ЮЗФ, находился в Броневом автожелезнодорожном взводе.

«Руссо-Балт тип С» – № 3, номер двигателя – 540, номер шасси – 1540, на фронт отправлен – 10.04.1917 года, направлен в ЮЗФ, находился в Броневом автожелезнодорожном взводе.

Помимо бронеавтомобилей «Руссо-Балт» роты Добржанского, в составе Русской Армии имелись пулемётные броневики, конструктивно им подобные.

Так, 17 октября 1914 года полковник Каменский сообщал в Главное управление Генерального Штаба: «Государю-императору благоугодно было пожаловать Кавказской Туземной конной дивизии (Кавказская Туземная конная дивизия – кавалерийская дивизия, сформированная по Высочайшему указу Николая II от 23 августа 1914 года из горцев Северного Кавказа. Состояла из 6-ти полков – Кабардинского, 2-го Дагестанского, Чеченского, Татарского, Черкесского и Ингушского, сведённых в 3 бригады. Командиром дивизии после сформирования назначили Великого князя Михаила Александровича. В дальнейшем более известна как «Дикая Дивизия».) один грузовик, с тем, что бы он покрыт бронёй и оборудован для установки на нём 3-х пулемётов. Ввиду изложенного, прошу спешного распоряжения об отпуске командиру 1-й автопулемётной роты полковнику Добржанскому 3-х пулемётов (2-х тяжёлых и 1-го облегчённого) для установки их на вышеупомянутом автомобиле». Машину построили в конце 1914 года на Ижорском заводе, конструктивно она была подобна «Руссо-Балтам». Не известно, на каком шасси был изготовлен этот броневик (скорее всего на 1,5-тонном грузовике) и его дальнейшую судьбу. Его фото было напечатано в журнале «Нива» за 1916 год. Ещё одну бронемашину подобной конструкции (на легковом шасси) Ижорский завод построил для 1-й мотоциклетной роты в 1915 году. Этот броневик использовался в ходе Гражданской войны.

Бронемашина Ижорского завода, изготовленная для 1-й мотоциклетной роты. Фото сделано в 1919 году

И, наконец, два бронеавтомобиля изготовили для 1-й пулемётной роты (не путать с 1-й автопулемётной) на Ижорском заводе в том же 1915 году. В отчёте этого предприятия они проходят как «легковые автомобили под пулемёт». В отличие от предыдущих машин, они имели по одной вращающейся пулемётной башне в задней части с углом обстрела около 270 градусов.

Оба броневика попали в руки немцев (один из них был захвачен в 1916 году в боях под Вильной и экспонировался на выставке трофеев в Берлинском зоопарке), и в 1918 – 1919 годах использовались в боях во время революции в Германии.

Бронеавтомобиль, построенный Ижорским заводом для 1-й пулеметной роты в 1915 году. Машина была захвачена немцами. Берлин, 1918 год

броневик 1-й пулеметной роты. Машина была захвачена немцами, на фото она экспонат выставки трофеев в берлинском зоопарке. 1918 год
Бронеавтомобиль Ижорского завода — трофей немецкой армии, в экспозиции выставки трофейной техники в Берлинском зоопарке. 1918 год.



Одна из машин входила в состав команды Kokampf, состоящей из трофейных русских броневиков, и назывались Lotta. По некоторым данным, броневик был изготовлен на шасси «Руссо-Балт». По другим данным, на машине был установлен 40-сильный двигатель «Гочкис».



Бронеавтомобиль Ижорского завода второго ваианта задействованный для подавления Капповского путча, 1920 г. (кадр кинохроники)
 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 19:37 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 21:50 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
О «Руссо-Балт» Т (зенитный здесь:) http://icvi.at.ua/forum/88-203-878-16-1378407591
 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 22:50 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
 
icvДата: Четверг, 05.09.2013, 22:56 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
 
icvДата: Суббота, 05.10.2013, 12:30 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 13246
Статус: Offline
«Руссо-Балт» тип С (образца 1915 г.):Руссо-Балт тип С — лёгкий пулемётный бронеавтомобиль Вооружённых сил Российской империи. Является первым серийным бронеавтомобилем, принятым на вооружение войск Российской империи. Разработан в начале Первой мировой войны с использованием шасси модели «С 24/40» фирмы «Руссо-Балт».

Легковой автомобиль «Руссо-Балт» С24/40 серии XIII-бис, шасси которого использовалось при постройке бронеавтомобилей «Руссо-Балт тип С»

Бронеавтомобили изготовлялись на Ижорском заводе в Колпино в 1914 году. Эскиз машины выполнил сам командир 1-й автомобильной пулемётной роты полковник А.Н. Добржанский по проекту инженера-механика А. Я. Грауэна. Всего было изготовлено 8 броневиков, составивших костяк 1-й авто-пулемётной роты и активно применявшихся в ходе Первой мировой войны. За время участия в Первой мировой войне «Руссо-Балты тип С» не несли боевых потерь. Применялись обеими противоборствующими сторонами в ходе Гражданской войны, одиночные машины числились в рядах РККА до 1922 года
 
BCAoccunnyДата: Пятница, 17.10.2014, 16:28 | Сообщение # 11
Группа: Посетители





up
 
AIANaccizeДата: Вторник, 21.10.2014, 23:22 | Сообщение # 12
Группа: Посетители





ok
 
WOWLensincДата: Четверг, 23.10.2014, 15:10 | Сообщение # 13
Группа: Посетители





thumb
 
ThomasOtДата: Четверг, 30.10.2014, 21:52 | Сообщение # 14
Группа: Посетители





cry 14097
 
MFDHadareEДата: Пятница, 07.11.2014, 13:38 | Сообщение # 15
Группа: Посетители





ok
 
Форум icvi.at.ua » РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ: БРОНЕАВТОМОБИЛИ до 1917 г. » ПУЛЕМЁТНЫЕ БРОНЕАВТОМОБИЛИ. » 1914 г «Руссо-Балт» М; С; Т.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: